EN | RU | CN
+7 (383) 212 51 15
+7 (383) 212 51 13

26.05.2015

Монголия – путешествие в "туда"

В планы автора не входило написать отчет об экспедиции с точными цифрами и координатами, историческими отступлениями и географическими описаниями. Это сделают люди, которые хорошо умеют это делать. Автор хотел поделиться переполняющими его эмоциями. 

Монголия - страна тишины, страна-линза, где преломляются открытое пространство и чистые мысли, в результате чего последние … сбываются. 

Наша команда состояла из одиннадцати человек, из которых трое были с монгольской стороны, правда казахского происхождения: 
1) Кенже (надеюсь, правильно написала) - повар от Бога. Маленькая, хрупкая, нам казалось, что она никогда не спит. Мы каждый день вставали в 5 утра, а в 6 был готов завтрак. Страшно представить, во сколько вставала Кенже, если вообще вставала, имею в виду, если вообще ложилась спать. Благодаря Кенже мы не умерли с голоду в нашей экспедиции. 2) Вася - гид и переводчик с монгольского на русский язык. Всегда улыбался, везде и все мог устроить (ночлег, еду, экскурсии, магазины и др.). 3) Кайрат  - водитель, который без указателей и дорог знал куда ехать. Мало говорил, редко улыбался, но, если улыбался, то на лице улыбалось все. Единственный раз, когда мы видели, что Кайрат вышел из себя и ругался, так это тогда, когда он ругал навигатор. Это мы поняли, разобрав из потока монгольских слов и экспрессивных жестов слово «навигатор». 

В общей сложности, нами было пройдено чуть более 7 000 км, из которых около 2000 км мы проехали по России через Новосибирскую область, Алтайский край и Республику Алтай. В Монголию заезжали через Ташанту. Если в Монголии из пяти с лишним тысяч километров мы проехали по асфальтированной дороге 100 км, то это хорошо. 

Дороги в Монголии, надо сказать, еще хуже, чем в России. Только 1/5 всех дорог Монголии имеет асфальтированное покрытие. Про дорожные знаки и указатели молчу. В некоторых местах, где дорог не было, мы поучаствовали в их создании. Две машины сделали заметные колеи на бескрайних просторах Монголии. Колеи, по которым будут ездить … ездить по дорогам, проложенными нами. 

А как в Монголии спрашивают дорогу и как на этот вопрос отвечают - это песня!!! Подъезжаем, к юрте, мы постоянно это делали, в смысле, подъезжали к юртам спрашивать дорогу. Наши монгольские друзья заходят в юрту и исчезают минут на 20-30. Мы сидим, ждем и гадаем, что можно там так долго делать, если остановились узнать конкретно: «куда ехать?». Оказывается ответ на этот вопрос всегда: «туда» и жест рукой для уточнения направления, где находится это «туда». Занимает все это 5 секунд, а остальное время они говорят о жизни, родственниках, общих знакомых, о нас, этих странных русских. Отсюда и родилось название «Монголия – путешествие в «туда», потому что Монголия - это одно сплошное «туда», в хорошем смысле этого слова. 

Поразило трепетное отношение к воде и устройство колодцев. Около колодца всегда есть поилка для скота, ведро для набора воды, чтобы не лезть в колодец грязной тарой и крышка, чтобы колодец закрывать от песка. Колодцы мы видели двух типов. Первый - в виде цилиндрического углубления, обложенного изнутри бетоном. Второй - механический, работающий по принципу насоса или колонки – крутишь рычаг, льется вода. Воды очень мало, особенно на юге около пустыни, но раз в день мы обязательно встречали колодец или источник и набирали воду во все пустые тары. 

Хочется остановиться на вехах нашей экспедиции, так сказать, местах, где мы отметились в прямом и переносном смысле (участники экспедиции поймут, о чем я). 

Озеро Ачит. Первое наше озеро в Монголии, возле которого мы ночевали … и последнее наше озеро в Монголии, возле которого мы ночевали. Как первая любовь - этим все сказано. 

Озеро Хяргас. Необыкновенной красоты и прозрачности с непуганой рыбой. За 15 минут наловили с десяток приличных османов просто на блесну. Половину отпустили, половину, с большим удовольствие, съели. Успели покупаться, если это можно назвать покупаться. Из-за холодной воды можно было стремительно забежать в озеро, желательно с криком и, размахивая руками, присесть или прилечь (кто как сможет) и также стремительно бежать обратно на берег. 

Озеро Тэлмен. При подъезде к нему веет холодом, потому что там, в июне месяце, все еще лежит лед. На озере мы заправили холодильник льдом, вместо хладона, так как на хладоне он не работал, впрочем, как и многие автомобильные холодильники. Благодаря льду пиво осталось холодным до вечера, чему некоторых из нас были несказанно рады (Капитану, привет). 

Город Морон (или Мэрэн. В русском языке нет буквы соответствующих монгольской букве «θ». Это, что то между буквами «О» и «Э»). Большой город по меркам Монголии с асфальтированными дорогами. В нем мы остановились на ночлег в гостинице. Гостиница оказалась очень даже ничего. Рано утром перед отъездом выкроила час и пошла гулять по городу. Первое, что бросилось в глаза, – много собак, очень много собак. А так как уличных собак я патологически боюсь, прогулка по городу была напряженной, как по пересеченной местности на территории противника. Да, в городе был красивый памятник Чингисхану. 

Озеро Хубсугул или синяя жемчужина. Его еще называют младшим братом Байкала. Огромное, глубокое, синее. Берега в хвойных лесах, а снега еще больше, чем на озере Тэлмен. Это одно из 17 древнейших озер на планете, возраст которых превышает 2 млн. лет. Район озера является национальным парком. 

Национальный парк Тэрхийн Цагаан Нуур, в котором находится потухший вулкан Хорго и озеро Тэрхийн Цагаан Нуур вулканического происхождения. Озеро спокойное, величавое и таинственное, видимо потому, как вулканического происхождения. Кратер мы долго искали глазами и, когда обнаружили, восторгу не было предела. Поехали посмотреть поближе, в итоге забрались на вершину кратера, чтобы заглянуть в жерло, в итоге немного отклонились от графика. 

Каракорум - древняя столица Великой монгольской империи – город Хар-Хорин, основанный в 1220 году по приказу Чингисхана. Все что связано с Чингисханом в Монголии почитается с благоговением. Во время экспедиции мы периодически возвращались к вопросу: «Где находится могила Чингисхана?». 

Эрдене-Дзу – первый буддийский монастырь, построенный в Монголии. Находится в южной части города Хар-Хорин. Как монастырь почему-то мной не воспринимался, наверное, как и все места, в которые приезжает слишком много туристов. Для меня он был скорее историческим и архитектурным памятником. Монастырь был возведен по образу тибетских храмов. Вокруг монастыря возвышаются стены со 108 ступами. 

Шанх. Спокойный, аскетичный, малолюдный монастырь, в отличие от Эрдене-Дзу как раз воспринимался как храм. Находится в 20 км от Хар-Хорина. Основным предназначением монастыря было хранение духовного знамени – сульдэ Чингисхана. 

Сомон Богд. Сомон по-монгольски районный центр. Небольшой пыльный поселок. Мы его быстро проехали, похож на другие поселки в Монголии. 

Пустыня Гобби. Если Вы меня спросите, что больше всего понравилось / запомнилось / поразило в Монголии, то я однозначно отвечу: « Больше всего в Монголии меня поразила пустыня Гобби!!!». Во–первых, это дюны. Они ирреальные, большие, плавные, выбеленного терракотового цвета, успокаивающие, струящиеся и звенящие (можно подобрать много прилагательных). Кажется, они перешептываются между собой, правда я не разобрала о чем. Во-вторых, не смотря на то, что вокруг песок, пыли нет. Она стелиться низко и быстро оседает, как будто тяжелая или как будто в ней много железа, а Земля огромный магнит и, не успев оторваться, пиль устремляется обратно. В-третьих, пустыня поглощает звуки, как черная дыра поглощает миры. Отходишь от лагеря на несколько метров и ничего не слышишь. Ветер вокруг гуляет, но при этом тишина. Ты слышишь только, как прядка волос бешено бьется о козырек кепки и свое дыхание, которое постоянно хочется сдерживать, чтобы слышать и слушать тишину, ощущать ее вокруг. В-четвертых, когда ночью стоишь в пустыне ощущение что ты на Луне, пейзаж плоский, тень от тебя удивительно яркая, безумной красоты небо, гроздья звезд и ТИ-ШИ-НА. Медленно берешь в руку камешек, роняешь и слышишь глухой стук … где-то … там. Ощущение внеземного пространства усиливается. И вокруг космос, наша вселенная, и другие миры и я … в центре. А вот рано утром кажется, что ты на Марсе. На солнце песок красный, а в тени черный. Фантастические краски. В-пятых, она живая, близкая и родная. Как будто ты пришел как нерадивое дитя к матери. Что-то бухтишь, в голове карусель мыслей. А она … молчит, слушает, обволакивает и чувствуешь, что ты не один. 

Пещера Цагаан Агуй. Расположена на высоте 1838 м на восточной оконечности хребта Их богдо уула и по данным раскопок была обитаема с древних времен. Длина пещеры - 41, 4 м, площадь - 182,4 м2. Среди местного населения распространена легенда, что в 30-е годы ХХ в., во время репрессий, здесь скрывался один из местных монахов. Особенность пещеры в том, что в потолке просторного зала имеется второй вход, через который в зал проникает рассеянный дневной свет. По свидетельству монгольских ученых на стенах пещеры имеются наскальные изображения, датируемые разными исследователями от неолита до эпохи бронзы. Но найти эти рисунки, несмотря на тщательный осмотр стен, в настоящее время не удается. 

Город Эрдэнецогт, в котором расположен храм Хачин Ламун. Небольшой уютный монастырь. Монахи рассказали нам его историю, позволили присутствовать на службе и помолились за нашу благополучную договору. 

Озеро Орог у подножья горы Их Богд (Большой священник). По навигатору мы его нашли, но на самом деле озера не оказалось. Оно высохло 4 года назад, оставив после себя полуболото, полупустыню, плоскость, которая до сих пор еще не поняла, что же произошло. А когда-то на этом озере водились перелетные птицы, гнездились очень редкие серые цапли. Теперь можно только фантазировать, как это было красиво. 

По дороге в Шаргалжуут мы увидели на большом открытом пространстве много оленьих камней, стел с изображениями лиц и камней, обозначающих либо места силы, либо могилы, а возможно что-то другое. Версии были разные. В моей родной Хакасии тоже много курганов, оленьих камней, но, признаться, в таком количестве я их видела первый раз.

Шаргалжуут - место знаменито горячими источниками. Их насчитывается более 100. Здесь находится один из крупнейших санаториев Монголии. В этом санатории мы остановились на ночлег с одной единственной мыслью на всех – ПОМЫТЬСЯ. На этот раз желание сбылось. Но счастье длилось не долго. На следующий день была такая пыльная договора, что от утренней свежести не осталось и следа, а мы стали походить на пыльных красных человечков с воспаленными глазами, заложенными носами и опять же единственной мыслью на всех – ПОМЫТЬСЯ. 

Гобийский Алтай. Цепь гор, горная система в Монголии. Из названия понятно, что эти горы непосредственно связаны с пустыней Гоби. Географически она является продолжением Монгольского Алтая. Начинаясь в юго-западной части страны, хребты Гобийского Алтая тянутся вдоль южной границы с Китаем, постепенно растворяясь в песках одной из величайшей пустыни мира. В западной части Гобийский Алтай имеет максимальную высоту 3957 метров н. у. м. – массив Их богдо уула. Постепенно, в восточном направлении, высота снижается и переходит в холмистую местность. В восточной части у города Даландзадгад Гобийский Алтай распадается, а затем и вовсе исчезает – начинается Гоби. Гобийский Алтай является границей двух крупнейших пустынь Центральной Азии. В северо-восточной части находится пустыня Гоби, в юго-западной – китайская пустыня Алашань. 

Город Алтай. Город как город. Честно, не помню, как он выглядел, и в памяти не осталось ощущений, связанных с ним. Такое бывает. 

Национальный парк Хар Ус Нуур, в котором расположено два больших озера Хар Ус Нуур и Черное озеро, в районах которых находятся крупнейшие заросли камыша во всей Центральной Азии. 

Город Ховд. Примечателен тем, что был торговым центром, расположенным на севере Шелкового Пути. Он связывал Россию и Китай. 

Город Баян Ульгий. Город, в котором мы провели прощальную ночь. На следующий день мы возвращались в Россию. Посетили историко-археологический музей, в котором особенно понравился третий этаж, посвященный традиционным костюмам Монголии и быту кочевников. Для нас организовали фольклорный казахский концерт. Пели все и русские, и казахи, и монголы. 

Кроме указанных выше мест, были другие места, на картах никак не обозначенные, но не менее странные и интересные:
- Оазис в пустыне. Настоящий, с водой и буйной растительностью. 
- Долина гигантских валунов в виде черепов существа из фильма «Хищник» с Арнольдом Шварценеггером. 
- Долина странных оплывших камней, похожих на сваленные в беспорядочные кучи тела. Жутко до дрожи и захватывающе. 
- Причудливой формы горы в виде сфинкса, разбившегося самолета, сидящего верблюда, человека из далекого-далекого прошлого в странном головном уборе почему-то с одной половиной лица и проницательным глазом. 
- Источники воды, огороженные по периметру заборами и обвязанные голубыми ленточками. 

Небо … Небо в Монголии особенное. Оно как распахнутая книга, ты только читай. 
Как в детской песенке:
«Сокровища вселенной 
Мерцают, словно дышат, 
Звенит потихоньку зенит... 
А есть такие люди: 
Они прекрасно слышат, 

Как звезда с звездою говорит: 

- Здравствуй!
- Здравствуй! 
- Сияешь? 
- Сияю. 
- Который час? 
- Двенадцатый, примерно. 
- Там, на Земле, в этот час так хорошо видно нас! 
- А как же дети? 
- Дети спят, наверно...». 

Хотелось достать крылья … и обнимать небо. 
Остановлюсь на нескольких памятных моментах нашей экспедиции, ставших нарицательными и постараюсь описать их небольшими эссе-юморЭсками.

1. «Иные». 
Помимо человеков в нашей экспедиции принимали участие «иные» (до сих пор удивляюсь, как мы все уместились в два УАЗика. Как говорится, в тесноте, да, не в обиде):
- Галя и Ира, не понятно, откуда взялись. Этими именами я почему-то, по началу, называла участницу нашей экспедиции, которая никакого отношения к этим именам не имела. Вот хотелось так назвать и все тут. Предположительно, Галя и Ира увязались за нами еще из Новосибирска. В последствие, ближе к середине пути, они незаметно испарились. - Монгольская виза, сокращенно просто виза. Оживил ее один из нас, когда на российской границе сказал пограничнику: «Вот мой паспорт, там виза и Я». Извините, поправка: «Виза». 
Потом появились, причем одновременно, Стол Иванович (столик в машине), Михалыч (подушка), Ведерыч (ведро, в котором хранились аптечка, вкусняшки и черный хлеб. Позже туда из холодильника были депортированы соленые огурцы, которые залили рассолом пиво, которые потом залили аптечку, вкусняшки и черный хлеб). Не могу назвать их вещами, так как, все таки, они были участниками нашей экспедиции, которые помогали нам спать в машине, не умереть с голоду и дожить до обеда и до ужина, (а это было, поверьте, очень и очень сложно, особенно для некоторых из нас, не будем называть имена), а также не покалечиться при езде в машине по бездорожью (в смысле, при отсутствие дорог). Возможно, все-таки, это были вещи, а у меня просто сдвиг сознания. Ну и пусть…

2. «Хрен знает где или день сурка» (объединяющее название «Тарелочки»).
Дело было в районе пустыни Гобби. Как уже выше было указано, пустыня - это открытое пространство и мысли, схваченные этим пространством, сбываются. Утром за завтраком на вопрос:
- Капитан, куда мы сегодня держим путь?
Капитаном корабля (он же Кэб, он же Водитель УАЗика) был дан ответ:
- Да, хрен знает куда. 
В результате МЫ ЗАБЛУДИЛИСЬ В ПУСТЫНЕ и возле одной и той же таблички «Добро пожаловать в пустыню Гобби» в течение пяти часов проехали три раза. На третий раз слова на табличке воспринимались как издевательство, мы поняли, что это «знак», правда не поняли какой, и решили сфотографироваться. После фотографирования ясность сознания на тему, зачем мы здесь в третий раз, не пришла. Потом, было мимолетное желание забрать табличку с собой или чего-нибудь на ней написать для проезжающих мимо путников, желательно зеленым цветом, как в к/ф «Девчата», и на не переводимой лексике. Желание усилием коллективной воли было подавлено. Возможно, после нас возле этой таблички несколько раз проезжали … и возможно забрали табличку, либо чего-нибудь на ней написали. Эх, все таки, надо было ее забрать с собой… 
В течение уже указанных пяти часов мы сыграли пару раз в старинную русскую забаву «Откапывание УАЗика (ов), завязшего (их) в пустыне, тарелками для второго блюда», потому как лопата была одна, а нас, желающих копать, много. Тарелками для первого блюда откапывать УАЗики не удобно, это я Вам как практик говорю. Возможно, строить замки из песка, да, но откапывать УАЗики в пустыне, нет, нет и еще раз нет. Возьмите на заметку, может пригодиться. 

3. «Кефир».
Для одного из нас одной из целей посещения Монголии (возможно, самой главной целью) было отведать сарлычьего кефира. На тринадцатый день нашего путешествия (хорошее число для кефира), проезжая мимо очередной юрты, мы в энный раз остановились спросить дорогу. Как ни странно, у хозяев оказался сарлычий кефир в больших количествах, чем мы не преминули воспользоваться, вернее, некоторые из нас. Было куплено про запас … короче, было куплено много. 
Наконец-то желание счастливца исполнилось. Был испробован сарлычий кефир в монгольской юрте в кругу гостеприимных хозяев. Когда счастливец вернулся к нам, его было не узнать. Всегда спокойный, уравновешенный, рассудительный он выглядел возбужденным, каким-то черезчур активным, с огнем в глазах. Мы поняли … это кефир. 
Четко осознавая, что попробовав кефир, можно жестко ударить по ЖКТ (желудочно-кишечному тракту), причем по всему ЖКТ, а если приплюсовать еще отсутствие туалетов и 12-14-часовую дорогу, то можно жестко ударить по всей команде. Даже самые смелые испугались такой перспективы. Но, желание выглядеть и чувствовать себя также, как счастливец, перекрывало здравый смысл… Пара-тройка человек все же набрались смелости и отведали чудо-кефира, но наблюдаемого эффекта не наступило. На лицах читалось разочарование… На утро попытка была возобновлена, но безрезультатно. Как говорится, момент был упущен. 

4. «Верблюд с рогами».
К середине пути нашей экспедиции была запланирована остановка в юрточном лагере для того, чтобы мы окончательно не одичали до полного совершенства без воды в своих пыльных телах и одеждах с целью помывки, побривки, постирки и т.д. И, в конце концов, для того, чтобы мы не разучились ходить ногами по земле. При подъезде к лагерю метрах в двухстах мы увидели статую: 
Кто-то: Ребята, смотрите статуя оленя! 
Капитан: Откуда здесь олени?! Это верблюд с рогами. 
Подъезжаем к статуе, там находился въезд в юрточный лагерь,… стоит статуя двугорбого верблюда … с рогами. Верблюд был сфотографирован для предъявления «научному сообществу», как доказательство его существования. 

5. «Навигатор». 
Навигатор явно работал не на русскую сторону и сделан был в целях заблудить и оставить нас в Монголии, так как стал показывать информацию, не идентифицируемую с тем, что показывают наши зрительные рецепторы, практически сразу, как только мы пересекли монгольскую границу. Мы спокойно ехали по рекам, как говорил Капитан: «аки по суху». Мы ехали по населенным пунктам, которых не было на навигаторе. Или, наоборот, на навигаторе что-то такое было, а в действительности мы наблюдали открытое ровное пространство монгольских степей. 
Это на него как-то ругался Кайрат. Да, потому, что достал, шпион эдакий. То начнет говорить дурным голосом: «Двигайтесь по обозначенному маршруту» (когда вокруг дорог нет), то начнет показывать то, чего нет, или не показывать то, что есть. Так же и мозг отказать может! Хотя … если бы мы заблудились и остались в Монголии, думаю, что никто бы не возражал. 

Было много других памятных моментов. А еще, ощущение товарищества, того, что здесь и сейчас собрались именно те люди, которые должны были собраться. 

Монголия навсегда засела в моем сердце иглой саксаула и обросла плотью. Просто захотелось написать об этом … просто написала. 

Евгения Мудрякова. (К потомкам Чингисхана. Путешествие в пустыню Гоби и монгольский Алтай), май 2011 год.

×