EN | RU | CN
+7 (383) 212 51 15
+7 (383) 212 51 13

26.05.2015

Коврижкин - Необыкновенный вояж. Непал

Непал - тонкая полоска земли, протянувшаяся вдоль хребтов Гималаев, расположена между мистическим Тибетом и родиной древних преданий - Индией. Непал впитал в себя знание этих стран, непротиворечиво соединил их, показал миру возможности рождения новой культуры, основанной на единстве духовных начал разных религий.
В Непале есть то, чего не найти нигде - самые высокие горные вершины Гималаев, чистые реки, дружелюбный народ и необыкновенно высокая энергетика.

Прекрасно знаете, что в жизни не бывает случайностей - всё чему-то предшествует. Так и у меня. Я познакомился с удивительной личностью - датчанином и буддийским ламой Оле Нидалом. В конце шестидесятых годов он и его жена Ханна в Королевстве Непал встретили «царя» тибетских йогов - шестнадцатого Кармапу Ранджунга Ригпе Дордже - первого сознательно перерождающегося йогина Тибета и главу линии Качью. Пожалуй, Оле единственный, кто проводит 360 дней в году, путешествуя вокруг света, уже более двадцати пяти лет.

После публичной лекции о буддизме Алмазного пути, от которой я был в восторге, Оле Нидал уделил мне время. Лама с истомой в светло-голубых глазах рассказывал о Гималаях, о людях, живущих в них, и паломниках, поклоняющихся Будде, о монахах, достигших удивительных способностях в левитации, телепатии и врачевании. Само собой напрашивалось назначение и определение Тибета. А именно, что Тибет - это особая зона, это энергетическая ось Земли. Это место, на котором обязательно должен побывать каждый из нас - живущий в другом мире, в другом соизмерении времени. Или хотя бы помечтать в нашем далёком от социального благополучия обществе о Шамбале - счастливой стране, затерянной где-то среди высочайших гор Гималаев.

Страна пагод и не только

Добираться да Непала неудобно. Из Новосибирска - в Ташкент. Следующий самолет поднял меня в небо через пять часов. Столько же он летел до аэропорта столицы Индии Дели. Семь часов пришлось ожидать самолет непальской авиакомпании. Дождался. Плюхнулся в кресло и прильнул к окну. Где там Шамбала, где сказочные вершины Гималаев? И вот из серого тумана неожиданно возникла ровная линия гряды, блистающей алмазами. Словно айсберг, гряда всплывала легко и интригующе. Она разрасталась вширь и увеличивалась в высоту.

Туман слабел на глазах. Он таял, бесцеремонно обнажал чуть колышащиеся горы. Как на фотографии при проявлении, уверенно обозначались зелёные массивы, скалы и на них белые домики. Открылась обширная долина.

Таинственная, немая, маленькая, она раскрыла свои объятия. Самолёт пошел на посадку. Вот он мягко коснулся аэродромного покрытия и, чуть прокатившись, остановился. В европейском помещении аэропорта Катманду плавали запахи восточных трав, лепёшек и дорогих сигарет. Встречающих немного. Меня должны встретить. Обещали русскоязычного гида. Минут через десять все разошлись. Наконец увидел в руках широкоплечего непальца плакат с моим именем. Ринулся к нему, как к давно не виденному другу. Первые же его слова, обращенные ко мне, были ушатом холодной воды: он говорил на разных языках мира кроме моего родного. Улыбаясь и почему-то смеясь, отобрал у меня саквояж и ринулся из помещения. Я следом, задевая шерпов в теплых стеганых халатах, шапках-ушанках и с дорожными мешками за плечами. Несмотря на конец ноября, было тепло и, видимо, от тропических лесов чувствовалось дыхание приторных холмов. Я взмок. К счастью, мы очутились перед новейшей автомашиной «Лэнд Крузер». Поехали!! 

Навстречу нам ринулась буйная зелень, джипы и мотоциклы. Пару раз, как в замедленной съемке, прокатили велорикши. Вот и современные невысокие постройки. Они как-то обреченно выстрои лись в ровные не очень широкие улицы. Первые этажи сплошь магазины и забегаловки, именуемые здесь ресторанами. Гид что-то мне спокойно рассказывал, показывая туда-сюда рукой, и, по-моему, был даже собой доволен. Ещё бы - не так часто в Непал едут бледнолицые. Честь-то какая! Потому-то, несмотря на жару, он в лучшем костюме, при галстуке.  

Вне сомнения - выехали на центральную улицу Катманду. Дома заметно строже вытянулись вширь и ввысь. В них - обилие коричневого цвета. Тропические деревья. Кустарники необычно яркие. Однако они не в состоянии замаскировать собой живые цветы - да, именно женщин. О-о-о! - женщины. Ну, прямо - тюльпаны: рюмочные фигурки в прозрачных сари - красно-огненных, пламенеюще-жёлтых...

Удивительно, как в таком ярком разнообразии цветов и зелени мне порой удавалось разглядеть осликов, коров, сооружения, которые здесь называют ступами. Разглядел памятник непальскому королю, знавшему четырнадцать языков...

Не успел разложить по полочкам впечатления от увиденного, как нахлынули новые. Я остановился в четырехзвездочной гостинице «Гималаи». Не ошибусь, если скажу, что она выдержит конкуренцию со многими отелями Европы. Конечно же, помимо её гостиничных достоинств особо выделяется бриллиантовым блеском поверхность бассейна - неоценимая роскошь для человека, двое суток добиравшегося до экзотической жемчужины предгорья Гималаев. Блаженствуя до утомления в волшебной воде, я лениво прокручивал: как все новое восприму... очевидно, во мне должны произойти какие-то изменения... как решатся накопившиеся к себе вопросы...

Обзорная экскурсия по Катманду началась сразу после завтрака. Наша туристическая группа (я и русскоязычный гид Лакшмен, окончивший Харьковский инженерно-транспортный институт) поехали на «Лэнд Крузере» ко двору ныне живущей богини Камари. На главной площади Басантапур (Дурбар) тормознули и пошли мимо белого дворца. Вскоре оказались перед трехэтажном резным деревянным домиком - дворцом Кумари. 

Мы вошли в маленький дворик, в котором стояло несколько немцев. Лакшмен достал из кошелька бумажную денежку - отнес в домик и вернулся. Через несколько минут ожидания в окошке второго этажа появилась маленькая, сильно накрашенная девочка в пышном головном уборе и яркой одежде. Буквально минуту - другую она печально-холодно смотрела на нас, жаждущих увидеть её, и исчезла.

Говорят, что она иногда выходит во дворик с подносом в руках и красной кашицей, что находится на нём, украшает пятнышком лбы пришедшим сюда. Ставит тику, то есть дает благословение. Красный цвет тику символизирует полнокровную жизнь.

Прошли чуть по площади. Свернули на какую-то улицу. Остановились перед довольно странным высоким строением. Дом - не дом...

- Индийский храм, - уточнил гид. Войти в него можно с любой стороны, поднявшись по ступенькам. У строения почти отсутствуют стены. Толстые деревянные колонны поддерживают резные балки крыши. По бокам небольшие алтари с изображениями богов. Из одного из алтарей выглядывает слоновья голова Генеша - сына Шивы и его супруги Парвати. Но она - голова Генеша не нас разглядывала, а вроде как смотрела в рот непонятной фигуре, стоящей в центре основного алтаря, отгороженного перилами.

Центральная площадь словно магнитом притягивает к себе не только архитектурным ансамблем королевского дворца, но и трехъярусными пагодами, чаще квадратными, окруженными ступенями. Среди пагод выделяется храм Таледжу. Это высоченная девятиярусная пагода, посвященная божеству - покровителю древнейшей династии Малла.

Впечатляет, конечно же, скульптура огромного чёрного Байраба (Шива), с поясом из черепов и ожерельем из черепов вокруг головы. Своими многочисленными руками он ломает человечьи руки и ноги. Над Байрабом висят Солнце и Луна. Ногами в злобе попирает человеческое тело (жертву). А ещё на центральной площади продают всё подряд: фрукты, мясо, сувениры, флейты, кинжалы, иконы, фотографии, монеты... сутолока невероятная. Около площади - ряды лавок, торгующих тибетскими танками и коврами. И опять же - отдельно стоящие храмы, большие и маленькие, старые и новые, украшенные резьбой или цветными фотографиями. Вокруг каждого храма живая цепочка людей, всегда обходящая святыню только по часовой стрелке. Каждый делает ритуальные поклоны и звонит в колокольчик, напоминая Будде о своём преклонении перед ним.

К святилищам Непала относятся и ступы - конусообразные памятники, воздвигаемые над останками будд, архатов (т.е людей, достигших освобождения) и других великих людей. Внешние ступы напоминают колокола. Огромное, трепетное впечатление производит смотрящая на всех нас, пришельцев, глазами Будды ступа Сваямбхунатх. На каждой из четырёх сторон, расположенных вертикально граням куба, Его глаза. А между ними - символ, напоминающий нос или вопросительный знак. Гид объяснил, что таким образом изображается цифра «один», символизирующая «добродетель». В целом ступа представляет собой громадную белую полусферу, верхняя часть которой украшена кубом с поставленным на нём высоким круговым конусом, окольцованным тринадцатью поясами. Венчает ступу шпиль. Внизу у ступы поставлена оградой литая железная решётка. На её стержнях последовательно закреплены вдоль всего основания молитвенные барабаны. В каждом из них, внутри, находятся свёртки с высказываниями Будды. Каждому достаточно покрутить молитвенный барабан, и желания исполняются. Поскольку барабанов много, то, пройдя один раз вокруг ступы и крутя все барабаны подряд, можно, якобы, достигнуть максимального результата. Поднявшись к этому святилищу, преодолев 365 ступеней по лестнице, окружённой густыми деревьями, в которых живут сотни обезьян, я застыл в нерешительности. Долго стоял пораженный грандиозностью сооружения. Невольно возникла мысль о его космическом происхождении - настолько необычно.

Ступа индуистов, о которой я только что рассказал, находится на северо-западе города, прямо у катмандинской кольцевой дороги. Она такая огромная, необычная - не единственная. Есть почти такая же (по габаритам) Буддийская. Конус у неё не круговой, а выложен квадратами. Впечатление - то же. Тайна мест, на которых расположены обе ступы, общая - высокое энергетическое излучение. Более ощутимо оно ближе к закату, в то время, когда лучи заходящего солнца золотом окрашивают белоснежные купола ступ.

World Peace Stupa - тоже заслуживает внимания. Чтобы повосхищаться ею, надо от Катманду проехать совсем немного к северо-западу. Там, у подножия грандиозного массива гор Аннапурна, находится город Покхара. Его высота над уровнем моря 827 м. На 3ападной оконечности Покхары находится озеро Фева. В его водах отражаются снежные пики Аннапурн и ослепительно белая Буддийская ступа вместе с вершиной холма, ставшей ступе фундаментом. До нее мы добрались в объезд озера на машине. Можно переплыть на лодке. Разувшись, мы с Лакшменом по ступенькам из ослепительно белого мрамора поднялись навстречу золотому Будде: поклонившись, обошли вокруг и... обомлели у выхода, увидев город, буйство зелени на склонах холма, бесконечную гладь озера и главное украшение этого места - горы. 


Не буду объективным, если не признаюсь в том, что меня очаровало только это одно место в «золотой долине». Считаю, очень повезло в том, что в моём распоряжении была отличная современная машина. Не будь её, живописные пейзажи дивной долины были бы безвозвратно утеряны. Хотелось ехать и ехать без конца, а потому доехали даже до труднодоступного района Непала долины Кали-Гандаки. В верхней её части лежит Кагбени - высокогорное поселение. В его центре стоит мрачное здание небольшой крепости, строительство которой относится к XV веку. В Кагбени находятся таможня и пограничный пункт, пропускающий ежегодно более двухсот туристов. До туристов много столетий проходили караваны животных, навьюченных солью. То есть здесь проходил «соляной путь», соединявший Тибет с равнинными районами Индии. Историки подсчитали, что за один только XIX век по горным тропам перевезли около десяти тысяч тонн соли. Меня не количество перевозимой соли волновало и даже не поселение Кагбени с его немногочисленными жителями. Разжигало любопытство увидеть посёлок Кхинга. А находился он совсем рядом. От Кали-Гандаки отходит в сторону долина Муктинатих. Её протяженность всего десять километров. Высота над уровнем моря 3900 м. Там и тут по ней «разбросаны» многочисленные каменные башни, развалины древних укреплений и заброшенных поселений, неопровержимо доказывающие, что высоко в горах когда-то жили люди.

В 1990 году у восточной околицы посёлка Кхинга, примостившегося в горах на высоте 3400 м, иностранными археологами была найдена «гималайская Троя»: холм - тринадцатиметровая насыпь на краю посёлка, - скрывающий древние развалины. Доехали до посёлка по удивительной местности: в нижней части долины почти не было растительности, только каменистая пустыня, а верхняя часть оказалась похожей на зелёный остров среди облаков. На «острове» - искусственные террасы под сельскохозяйственные культуры, ниже них пасутся овцы, яки.
                                               
К месту, где еще недавно возвышался знаменитый холм (130м х 80 м), скрывающий под собой древние развалины и погребения людей и животных, нас не пустили. Тем не менее мы были приглашены к старейшине посёлка - восьмидесятилетнему горклаху.

Разувшись, вошли в более чем скромную безоконную комнату. Во тьме нам робко подмигнул еле дышащий крохотный светильник. Слабый, чуть потрескивающий его огонь трусливо дрожал. Когда же порой слегка мгновениями колебался, то появлялось лицо старика-хозяина, сидящего за еле различимым столиком. Мы с гидомк к нему подсели, неудобно ощущая под собой грубо сколоченную лавку. Кто-то невидимый из-за моей спины поставил на столик термос и бесшумно растворился. Я напряжённо всматривался в лицо старика, говорящего с моим гидом и разливающего в пиалы чай. Тяжелый и разрежённый воздух высокогорья полегчал, смягчился от первых же глотков. Чай по-тибетски: кипяток, молоко, заварка, соль и ячье масло. Он бодрит. В то же время наплывает томление и желание пить и пить. Что я и делал с большим удовольствием, рассматривая старца. Редкие, белые, короткие волосы нимбом стояли на его словно ссохшемся черепе. Широкое чёрное лицо демонстрировало глубокие морщины, изображающие запутанный рисунок.

- Ба-а-а! - да я же не однажды видел этот рисунок. Горы Гималаев - точная копия лица этого человека. В минуты заката солнца они тёмно-коричневые, плюшевые, с глубокими рисунками складок.

О чём они говорят? Голос старика больше походит на шамкающий шепот. Незнакомый, чужой язык. Вот он замолк. Я скорее почувствовал, чем увидел, что обладатель шепота рассматривает меня - русского, интересующегося раскопками ныне известного кургана, по которому беспечно ходили его дети и он сам, прадеды... Нет, старик не смотрел - он сверлил пронизывающим взглядом. Словно убедившись в чём-то, он оставил меня наедине с моими мыслями, снова шамкающе зашептал - он продолжил о подробностях раскопок. Оказывается, существует легенда о том, что глубоко под этим самым холмом (курганом Кхинга-Калун) находится крепость «царственного всадника с сотней скакунов, хозяина трёхсот домов». Название холма само по себе многозначительно: «калун», означает развалины или опустелое место, а «кхинга» - «дворец или укреплённый замок».

Археологи откопали осколки и обломки различных предметов, а в открытой ими гробнице оказались останки обезглавленных людей. В трёх вскрытых различных слоях поселения (по предположениям, основанного во II веке до н.э.) обнаружены не только человеческие кости, но и большое количество костей животных, в том числе фрагменты скелетов не менее сорока лошадей. Над этим захоронением в более позднее время была построена крепость.

В 1998 году археологи докопались до каменной гробницы, находящейся на том же уровне, что и укрепления II века до н.э. Помимо останков людей и лошадей обнаружены керамические и другие изделия, произведённые в Центральной Азии. Они датируются IV - II веками до н. э. .. 

Всего археологами обнаружены три поселения, существовавшие в общей сложности на протяжении примерно 1600 - 1700 лет. 

Казалось, шамкающему шепоту не будет конца - он меня убаюкал, а чай разморил и расслабил. А может, произошел провал времени и я попал в энергетическую пустоту, но неожиданно отчетливо услышал: - Йети, Йети.
-  Что Йети? - оживился я. - Йети, - выдохнул из себя.
-  Да, вот уважаемый (гид показывает рукой на хозяина комнаты), рассказывает о соседствующих с посёлком снежных людях.
Я ошалело уставился на старца - не могу поверить.
- Как Йети? - чувствую движение капелек пота, ползущих по моему лбу. 
- Ну, это их страна. Горы их... Они у себя дома... Ходят рядом. Старик часто видел... 

P. S.

Надо признать, что за множеством пафни (поклонами), молитвами, обращениями к Будде (Шиве) происходит нечто такое, что необходимо знать. А именно, за этими явлениями в жизни аборигенов, очевидно, совершается духовный процесс. Он охватывает и нас, людей совершенно другой религии, потому что у верующих в Будду их устремления и замыслы оказывают непосредственное влияние не только на собственную жизнь, но и на нашу. В унисон этому влиянию, как мне видится, мы, россияне, должны сосредоточиться не столько на проблемах выживания, сколько на собственном духовном развитии.

Если рассматривать сказанное иначе, значит - лгать самому себе. 

×