EN | RU | CN
+7 (383) 212 51 15
+7 (383) 212 51 13

18.05.2015

Экспедиция Новосибирск - Катманду - Новосибирск

Весной 2005 года по инициативе группы путешественников и поддержке «Альтаир-тур» состоялась захватывающая экспедиция на пяти машинах марки Land Rover Defender по маршруту Новосибирск - Катманду - Новосибирск. Экспедиция проходила по малоизученным и до сих пор труднодоступным местам Центральной Азии и по своей сложности и количеству препятствий оставила далеко позади все известные в мире ралли. 

Организация экспедиции такого уровня дело не простое. Оно требует значительного времени на предварительную подготовку, сплоченной команды и, конечно, техники, которая сумеет преодолеть все препятствия трассы, включая высокогорные перевалы до 6000 метров и бездорожье каменистых пустынь. Но идея в сочетании с энтузиазмом и верой, что слово «невозможно» только иллюзия нашего ума, превращаются в необыкновенную силу и способны на глобальные свершения. Экспедиция и была глобальной, т.к. пересекала значительную часть земного глобуса и имела статус международной. Участникам предстояло почти в автономном режиме проехать по Алтаю, Монголии, Китаю, Тибету и Непалу по маршруту, который до них на машине не проходил никто. Ощущение первооткрывателей волновало воображение и невольно вызывало в памяти увлекательные рассказы школьных лет о Великом шелковом пути и первых европейцах, попавших в загадочную и непредсказуемую Азию. Глобальными были и проблемы с визами и прочими бумагами, особенно китайскими. Трасса проходила по закрытым районам Китая, и все необходимые разрешения и документы на проезд вытягивались из китайских чиновников со значительным трудом. Наконец, пять одинаковых как братья-близнецы машин Land Rover Defender выстроились вряд на месте старта в Новосибирске. Пять экипажей поведут их от Западносибирской низменности до Катманду. 

Центральная Азия - это другой мир. В нем нет даже отголосков и намеков на некую общность, которую западный человек находит, путешествуя, например, по Северной Африке или Восточному Средиземноморью. Почувствовалось это сразу на границе Монголии. Безлюдные, суровые плато-пустыни с огромными камнями на колее, которая по местным обычаям называется дорогой, изредка балуют взгляд водителя светлыми точками войлочных юрт. На огромных пространствах никого и только пыль, отмечающая серой полосой путь впереди идущего экипажа. Гостей у юрт встречают радушно, сразу приглашают к столу. Домашние верблюды косятся на чужаков недоверчивыми темными глазами, а низкие температуры ночью, заставляя глубже прятаться в спальный мешок, лишний раз напоминают, что ты затерялся в глубине Азии, как песчинка на берегу океана. Утром опять в путь. Монголы измеряют расстояние часами. Неважно, сколько километров до ближайшего городка, важно, когда ты туда попадешь. Дорога идет на высотах 1800 - 2400 метров, иногда поднимаясь на пологих перевалах до 3000 метров. Редкие источники воды выложены плоскими камнями. Считается, что каменный колодец в виде цилиндра издалека напоминает человека и отпугивает волков. По русской привычке выбираем до границы короткую дорогу длиной в 4 часа через глубокое ущелье. Машины ревут, пробиваясь вброд сквозь глубокий, стремительный поток горной реки. От непрерывного поиска дороги среди гребенки камней устают глаза. Срезание пути обошлось нам в копеечку - чиним первые поломки. 

Первый асфальт появляется в Китае. Пограничники недоверчиво просматривают наши бумаги. Иностранцы для них экзотика, а Лендроверы невольно связывают нас с западным миром - источником постоянной опасности для посткоммунистического Китая. Ощущение, что на машине времени вернулся назад в советские времена. В одном из паспортов стоит давняя американская виза. Она вызывает у пограничников шок и приступ неусыпной бдительности, удлиняющий проверку документов еще на час. На границе к нашей колонне присоединяется улыбчивый и вежливый офицер китайской службы безопасности. Хотя «русский с китайцем» и братья навек, но китайские власти, видимо, придерживаются иного принципа - «доверяй, но проверяй». Мчимся на высоте 3500 метров по высокогорному плато, ровному как стекло. Высота дает о себе знать только учащенным дыханием и глухими ударами сердца. Мимо мелькают китайские деревеньки, и невольно отмечаешь, что китайцы удивительно похожи друг на друга и в одежде, и в манере поведения и своими допотопными мотоциклами и тракторами - обычными средствами передвижения в глухой провинции. Это ощущение одноликой массы не отпускает на всем протяжении пути. Яркий, многоликий от севера до юга Китай, когда-то сопоставимый по разнообразию народностей, языков и культур с Европой от Урала до Португалии, со времен культурной революции превратился в однообразное, монотонное государство «товарищей», «рабочих» и «крестьян».

Приближаемся к Тибету, высота плавно нарастает. В легких явно не хватает воздуха. Все время пытаешься вздохнуть полной грудью, и… не получается. Впереди показались первые ледовые шапки шеститысячников. Под ними белоснежные облака как будто отдыхают на горных равнинах. Завораживающая картина пробивающих небесную твердь горных пиков, кажется, выплывает из области сюрреализма. Сознание, не смотря на очевидную действительность, отказывается верить, что находишься в таинственном Тибете, легендарной стране тантрического буддизма. Проезжаем мимо истоков великих азиатских рек: Брахмапутра и Янцзы. В Янцзы вода ревущая и красная - непривычно и дико для жителя равнин. Дорога вьется через обрывистые перевалы. По пути попадаются сплошные колоны военных грузовиков. Что скрывается под защитными тентами, остается загадкой, но в столицу Тибета Лхасу завозят практически все - от продуктов питания до промышленных товаров. Суровый пейзаж за окном немного скрашивают стада пасущихся яков, которые, видимо, чувствуют себя прекрасно на высоте, чего не скажешь о нас. Горная болезнь не отпускает, ноги ватные. Одна мысль стучит в голове: скорее бы вниз в Лхасу на какие-то 3600 метров высоты. 

Прогулки по Лхасе умиротворяют. Кажется, что близость к небу делает тибетцев всех возрастов спокойными и погруженными в себя, хотя на ум сразу приходит мысль, что на такой высоте особо не побегаешь - воздуха не хватит. По дороге заглянули в местный музей и среди сувенирных рядов убедились во всевластии духа предпринимательства. Самая главная достопримечательность столицы Тибета - дворец Потала - бывшая резиденция Далай-Ламы. Дворцовый комплекс реставрируется, люди делают работу и поют. На посещение дворца змеится очередь из верующих и туристов. Масштабы храмов поражают. Мощные деревянные колонны, кровля из крашенных бревен, роскошные ступы, отделанные золотом и драгоценными камнями, протягивают мостик из суетного настоящего в славное прошлое Тибета. Невольно попадаешь под очарование буддизма, отбиваешь поклоны, крутишь барабаны с молитвами, отправляя свои нехитрые посланья навстречу небу. Самые просвещенные из нас ползают по дворцовой библиотеке гуськом, в надежде обрести истинную мудрость. Льется ручейком поэтапный перевод с тибетского языка на южно-китайский и затем на русский и под его журчание невольно загадываешь самое сокровенное желание перед несчетными сонмами будд. Хорошо, что буддизм очень терпимая религия. Яркие краски без полутонов: синие, красные, желтые на фоне суровых тибетских гор, пестрая начинка храмов и приветливость местных жителей, создают ощущение "детскости". Кажется, что эта религия создана большими детьми для больших детей, и все они самозабвенно играют в нее многие сотни лет. 

Покидая Лхасу, поднимаемся на перевал 5200 метров и застываем на 5 минут в священном трепете перед величественной панорамой восьмитысячников. Небо и земля здесь переплелись в едином порыве навстречу друг другу. Дольше на перевале стоять нельзя. Пронизывающий, холодный ветер хлещет по телу обжигающим бичом и заставляет ехать дальше.

Непальская граница своей беспечностью полная противоположность границе китайской. Почти не замечаешь, как пролетаешь мимо паспортного контроля и окунаешься в мир джунглей. По дороге попадаются автоматчики в камуфляже, досматривающие машины. Говорят, что в джунглях обитают партизаны - бойцы местного сопротивления (для Азии ситуация достаточно типичная), но туристов они не трогают Туризм в Непале источник стабильного дохода для значительной части населения и туристы здесь в почете. В Катманду царит необыкновенная суета и давка. Беспрерывные звуки клаксонов и человеческие крики разрезают воздух. Одна большая транспортная пробка хронически расползлась по всему городу и давно стала символом Катманду. Правило дорожного движения в непальской столице в принципе не соблюдают. Любопытно, но подобное отношение к передвижению на автомобиле считается здесь признаком хорошего тона. Экскурсия по Катманду напоминает хождение по одному огромному восточному базару. Воздух буквально наэлектризован людским оживлением, местными традициями и местными торговцами, которые эти самые традиции умело меняют на вполне реальные дензнаки. Центр Катманду пестрит невообразимым смешением расписных пагод, ярких храмов и ступ. Множество паломников и вездесущих туристов осаждают религиозные памятники индуистской и буддийской традиций: одни, исполняя священные ритуалы на пути к духовному просветлению, другие из вежливого любопытства. Наконец, утомленный яркими образами Востока возвращаешься вечером в гостиницу, где состоится торжественный ужин. Основная часть экспедиции закончилась. Пора в обратный путь. 

×